Кризис мира
Главная  Кризис мира  Панов
Кризис планетарного цикла Универсальной истории

Данная статья физика А. Д. Панова из Института ядерной физики МГУ, появившись в середине прошлого десятилетия, слегка всколыхнула сонное болото нашей научной общественности.
Это был еще один вариант конца не только истории, но и эволюции всей Вселенной. Концепция, конечно, насквозь физикалистская, с нудными формулами и таблицами, но она убедительно показывает, что все эволюционные ряды имеют сходящийся характер и точка их коллапса весьма близка к нашему времени.
Планетарная Универсальная история, включающая историю биосферы и цивилизации, представляет собой последовательность исторических эпох и разделяющих их революций. Революции образуют сходящуюся последовательность точек, обладающую свойством автомодельности. Показано, что ожидаемый предел этой последовательности - сингулярность - приходится приблизительно на 2020 год. Планетарный цикл Универсальной истории, продолжавшийся 4 миллиарда лет и характеризовавшийся эффектом ускорения исторического времени, заканчивается у нас на глазах, и эволюция должна будет пойти по совершенно новому пути.
1. Введение
Мало у кого вызывает сомнение, что современная земная цивилизация находится на пороге тяжелейшего системного кризиса [1]. Системный кризис характеризуется взрывообразным - экспоненциальным или даже гиперболическим - ростом таких аддитивных параметров цивилизации, как население, производство энергии и потребление невосполнимых материальных ресурсов. Так как характерное время удвоения для процессов роста составляет всего три-четыре десятка лет, а по некоторым показателям и меньше, то очень скоро развитие в таком темпе неминуемо должно столкнуться с проблемой исчерпания ресурсов. Это сопровождается также чрезвычайным усилением антропогенного давления на окружающую среду и учащающимися экологическими катастрофами техногенного происхождения. Растет вероятность использования террористическими организациями и террористами-одиночками таких средств массового поражения, как бактериологическое, химическое и даже ядерное оружие. Интуитивно ясно, что если земной цивилизации суждено преодолеть надвигающийся кризис, то это будет цивилизация, качественно отличающаяся от современной.

В этой статье мы попытаемся показать, что преодоление надвигающегося системного кризиса означает выход не только истории человеческой цивилизации, но, возможно, всей четырехмиллиардолетней планетарной эволюции на совершенно новую эволюционную траекторию. Точнее, будет показано, что старая эволюционная траектория обязана завершиться в самом ближайшем будущем, причем это утверждение имеет простой математический смысл. Кроме того, анализ характера современного системного кризиса цивилизации неожиданно оказывается связанным с проблемой происхождения жизни на Земле и приводит к постановке ряда нетривиальных вопросов.

В статье существенно используется система понятий, принадлежащая модели эволюции цивилизации, обоснованной А. П. Назаретяном в его книге [2]. На эту систему представлений мы будем ссылаться как на синергетическую модель истории. Зафиксируем основные моменты этой концепции.

Человеческая цивилизация развивается в основном как единая система. Развитие это хотя и имеет векторный характер, то есть характеризуется закономерным изменением таких параметров, как уровень технологии, величина населения и т. д., но не является гладким. История цивилизации представляет собой последовательность сменяющих друг друга качественно различных фаз или ступеней развития общества. Внутри каждой такой фазы развитие представляет собой, во-первых, экстенсивный рост по некоторым параметрам (население, потребление ресурсов), и, во-вторых, накопление потенциала избыточного внутреннего разнообразия. Под избыточным внутренним разнообразием понимаются формы деятельности или организационные структуры, находящиеся на периферии цивилизации и не играющие существенной системообразующей роли на данном этапе развития. Экстенсивный рост цивилизации приближает эволюционный кризис, когда резервы экстенсивного роста при данном уровне технологии исчерпываются.

Деятельность цивилизации так изменяет среду обитания, что это ставит под вопрос устойчивость цивилизации. В этом состоит суть эндогенно-экзогенного механизма кризиса. К кризису может также привести опережающее развитие технологии по сравнению с уровнем культурных регуляторов общества. Кризис может вызвать и сочетание обоих факторов. На вызов эволюционного кризиса цивилизация отвечает распадом подсистем, неспособных дать адекватный ответ на кризис, и переходом на более высокую ступень эволюции подсистем, которые адекватный ответ дать могут. Переход на более высокую ступень развития означает революцию в развитии цивилизации.

В таком переходе существенную роль играет избыточное внутреннее разнообразие, накопленное в ходе предыдущей фазы бескризисного развития. Некоторые формы деятельности, не игравшие раньше существенной роли в жизни цивилизации, становятся системообразующими факторами. С точки зрения синергетики и термодинамики, при переходе на более высокую ступень эволюции общество оказывается в состоянии, более далеком от равновесия, чем было до него. Для поддержания такого "устойчивого неравновесия" цивилизация обязана выработать соответствующие компенсирующие механизмы, среди которых важнейшим является совершенствование культурных регуляторов, которые противостоят росту разрушительной силы новых технологий. Те подсистемы цивилизации, которые не в состоянии ответить на кризис выработкой адекватных культурных регуляторов, выбывают из эволюции, выжившие же подсистемы обладают более совершенными культурными регуляторами. В этом заключатся гипотеза техно-гуманитарного баланса. Гипотеза техно-гуманитарного баланса подтверждается на обширном историческом материале [2].

Характерным примером цивилизационного кризиса и последующей революции является неолитическая революция [2, стр. 113]. В конце верхнего палеолита развитие охотничьих технологий привело к истреблению популяций и целых видов животных, что подорвало пищевые ресурсы палеолитического общества, и привело к ужесточению межплеменной конкуренции. Оба эти фактора привели к сокращению населения в несколько раз. Ответом на кризис был переход от присваивающего (охота, собирательство) к производящему (земледелие, скотоводство) хозяйству и смена нормативного геноцида зачаточными формами коллективной эксплуатации и своеобразным симбиозом сельскохозяйственных и "воинственных" племен. Роль избыточного внутреннего разнообразия сыграли зачаточные формы земледелия (в ритуальных целях) и, вероятно, опыт общения с ручными животными.

Представления, близкие синергетической модели истории, приложимы не только собственно к истории цивилизации, но и к другим эволюционным процессам - к Универсальной истории, включающей историю цивилизации как составную часть. Примером досоциального эволюционного кризиса и революции является "кислородная катастрофа" около 1,5 млрд. лет назад [3]. Цианобактерии обогатили первоначально восстановительную атмосферу Земли кислородом, который был сильным ядом для анаэробных прокариот. Анаэробные организмы стали вымирать, что видно, в частности, по резкому замедлению процесса накопления горючих ископаемых в этот период. На смену им пришли аэробные формы жизни, которые были представлены в основном эукариотами [4], что придало мощный импульс эволюции жизни на Земле. При этом эукариоты, видимо, возникли задолго до кислородной катастрофы, но существовали на периферии биосферы в виде избыточного внутреннего разнообразия, и только после обогащения атмосферы кислородом стали лидерами эволюции.
2. Кризис глобального исторического аттрактора
Согласно синергетической модели истории, развитие земной цивилизации на протяжении сотен тысяч лет двигалось от кризиса к кризису, и, поэтому, может показаться, что в надвигающемся новом кризисе нет ничего особенного. Действительно, он во многом похож на предшествующие эндогенно-экзогенные кризисы. На определенном технологическом уровне приближаются пределы экстенсивного роста цивилизации. Это сопровождается исчерпанием ресурсов и экологическим кризисом, что бывало не раз и, в частности, напоминает упомянутый выше верхнепалеолитический кризис. Опережающее развитие технологий приводит к нарушению техно-гуманитарного баланса (терроризм и т. д.), что так же не ново. Какие же есть основания предполагать, что земную цивилизацию ждут необыкновенно глубокие преобразования в том случае, если она преодолеет надвигающийся системный кризис? Может показаться, что речь идет не более чем об очередной цивилизационной революции, каких было немало в истории человечества. Однако, по-видимому цивилизацию ждут действительно беспрецедентные по глубине преобразования и переживаемый системный кризис не является обычным цивилизационным кризисом. Можно указать на ряд существенных отличий современного системного кризиса от предшествующих цивилизационных кризисов.

Прежде всего, можно отметить, что имеются признаки совершенно необычных процессов, которые, видимо, являются ответом цивилизации на надвигающийся кризис. Явлением, не имеющим аналога в истории, является спонтанное ограничение роста населения в условиях материального изобилия в развитых странах. Видимо, такой способ преодоления демографического кризиса не имеет простого контрагента в синергетической модели истории. Прецедент создает предпосылки для относительно безболезненного преодоления демографического кризиса и в планетарном масштабе. Действительно, пик демографического перехода в планетарном масштабе уже пройден [5]. И именно признаки преодоления демографического кризиса наиболее знаменательны, так как перенаселение Земли было одним из самых опасных кризисных процессов. Так, по крайней мере, казалось еще два-три десятка лет назад. Можно также отметить необычную глубину надвигающегося системного кризиса. Человечество впервые имеет возможность уничтожить все живое на Земле. Но это либо чисто внешние, либо количественные отличия.

Качественная особенность надвигающегося кризиса становится явной, если рассмотреть всю совокупность революций, которые на своем пути преодолело человечество. Хорошо известно, что во всей предшествующей истории длительности исторических эпох постоянно сокращались. Это явление известно как эффект ускорения исторического времени. Более того, промежутки между революциями сокращались закономерным образом, что дает последовательность точек, обладающую свойством, близким к автомодельности. На качественном уровне этот вывод был сделан в книге И. М. Дьяконова [6, стр. 352] и обсуждался C. П. Капицей [5]. Автомодельность последовательности точек означает, что промежутки времени между точками сокращаются в постоянной пропорции. Последовательность устроена везде одинаково, только абсолютный масштаб времени разный, она сама себя повторяет. Отсюда и название свойства - автомодельность.
Идеальная автомодельная последовательность точек tn описывается уравнением



В формуле (1) a - коэффициент ускорения исторического времени, показывающий, во сколько раз каждая последующая эпоха короче предыдущей. T задает длительность всего описываемого промежутка времени, n - номер революции, а t* - некоторый момент времени, который можно назвать моментом сингулярности. Важно отметить, что три параметра a, T, t* - это минимальный набор параметров, с помощью которого можно описать общую автомодельную последовательность. Формула (1) показывает, что автомодельная последовательность есть не что иное, как сходящаяся геометрическая прогрессия.

Легко видеть, что при n → ∞ последовательность tn неограниченно приближается к сингулярной точке t*, никогда ее не переходя. Промежутки между кризисами или революциями вблизи сингулярности стремятся к нулю, а плотность их бесконечна. Дальше сингулярности эволюция в автомодельном режиме не продолжается, а реально, конечно, не может даже к ней приблизиться, так как ситуация, когда последовательные революции разделяют дни или часы, не имеет смысла. Где же располагается ожидаемая сингулярность?
В уравнении (1) есть три неизвестных параметра a, T, t*. Можно найти оптимальный набор этих параметров, если аппроксимировать известные точки революций {tn} по методу наименьших квадратов:



Аппроксимация позволяет также понять, насколько хорошо реальные положения революций соответствуют автомодельности. Для этого уравнение (1) удобно переписать в виде



Видно, что расстояние от n-й точки до точки сингулярности в логарифмическом масштабе должно быть линейной функцией n.

Наиболее трудным в таком расчете является выбор точек, соответствующих цивилизационным кризисам и революциям. Разные авторы несколько по-разному представляют себе, что следует считать революциями в истории цивилизации. В данной статье были использованы данные, приводимые в книге И. М. Дьяконова [6], в статье С. П. Капицы [5] и в книге А. П. Назаретяна [2].

Все эти работы используют системно-эволюционный подход к истории и основаны на обобщении большого исторического материала. Несмотря на то, что в этих работах положения революций выбираются исходя из несколько различных соображений (и называются по-разному), получаемые наборы почти идентичны и без труда могут быть согласованы и объединены. Небольшие затруднения связаны с тем, что во временных рядах [5] и [2] встречаются редкие "окна" (это показывает анализ с использованием формулы (1)). Но при объединении данных [5,2] все "окна" аккуратно заполняются. Временной ряд [6] не содержит "окон", но охватывает данные начиная только с верхнепалеолитической революции, в то время как наш анализ начинается с возникновения гоминид 4,4 млн. лет назад. В расчетах использовался временной ряд, полученный объединением и согласованием данных [2,5,6]. В выборе набора точек остается произвол, но он очень невелик и не может оказать существенного влияния на конечный результат анализа. Все точки, использованные в расчете, приведены в Табл. 1.



Таблица 1. Революции в истории биосферы и цивилизации

Мы добавили в таблицу также кризис и революцию 1991 года, так как, с одной стороны, действительно имели место революционные изменения в уровне техно-гуманитарного баланса - крах социалистической системы с последующим прекращением холодной войны и резким снижением уровня ядерного противостояния, с другой - резкий технологический скачок - произошло реальное становление мировой информационной сети Интернет. Однако, эта последняя точка не использовалась в расчетах, так как не упоминается другими авторами. Результат аппроксимации приведен на Рис. 1.



Рис. 1. Автомодельность распределения цивилизационных кризисов во времени. Квадратики - положения революций (экспериментальные точки), прямая линия - автомодельный аттрактор. Номера революций - см. Табл. 1, первый столбец.

По горизонтальной оси отложен номер революции, начиная с возникновения первых гоминид t0 = 4,4 млн. лет назад. По вертикальной оси отложено расстояние от tn до t* в логарифмическом масштабе. Видно, насколько точно расположение революций следует автомодельности (при точной автомодельности точки должны лечь точно на одну прямую). Любопытно, что революция 1991 года почти идеально ложится на экстраполяцию автомодельной зависимости (предсказываемая дата - 1994 год). Расчет дает показатель автомодельности a = 2,42 и положение точки сингулярности t* = 2027 год.

При попытке определить доверительный интервал на величину t* возникают трудности, так как отсутствует информация об ошибках в определении величин tn. Качественную оценку ошибки можно получить, используя для вычислений разные участки последовательности {tn}. Такая оценка дает величину ошибки в 20-30 лет. Хотя мысль об автомодельном сокращении длительности исторических эпох и о существовании сингулярности истории не нова [6,5], количественных оценок a и t* не проводилось. Надо также отметить, что автомодельность в распределении революций весьма напоминает свойство автомодельности роста мирового населения, детально исследованное С. П. Капицей [5,7], и, по-видимому, тесно с ним связана.

Можно сказать, что, несмотря на кризисный характер, вся предшествующая история человечества следует единственному гладкому аттрактору, характеризующемуся автомодельным ускорением исторического времени. Понятие аттрактора обычно определяется как траектория в пространстве состояний системы, к которой притягиваются все реальные траектории [8, стр. 13]. Здесь понятие аттрактора имеет именно этот смысл. Аттрактором истории является идеальная автомодельная последовательность, вокруг которой флуктуируют точки реальных революций.

Очевидно, мы находимся в непосредственной близости от сингулярности автомодельного аттрактора истории. Что это означает? Так как сингулярность предсказывается уже в 2027 году, можно с уверенностью сказать, что время автомодельной истории истекло или истекает в ближайшем будущем. Поэтому приближающийся эволюционный кризис - это не обычный эволюционный кризис, каких было много, это кризис всего аттрактора истории цивилизации. Можно сказать, что это кризис самого предшествующего многомиллионолетнего кризисного характера развития разума на Земле, кризис кризисов. Трудно делать отдаленные прогнозы развития цивилизации, но одно предсказание можно сделать с полной определенностью: эффекта ускорения исторического времени больше не будет, так как мы уже находимся вблизи точки, в которой эта скорость формально бесконечна. Теперь характер эволюции человечества неизбежно должен глубочайшим образом измениться, история должна пройти через точку сингулярности и пойти по совершенно новому руслу. Важно отметить, что проход через точку сингулярности вовсе не означает неминуемую катастрофу для человечества. Это означает только, что характер эволюции человеческого общества обязан радикально измениться. Цивилизация входит в новый рукав истории. Скорее всего, точка кризиса глобального аттрактора истории является и точкой бифуркации - возможны разные результаты преодоления точки сингулярности и возможны разные траектории развития в постсингулярной стадии. От деталей поведения цивилизации зависит, что это будет за траектория. Глобальная катастрофа, к сожалению, является одной из возможностей.
3. Кризис аттрактора планетарной истории
Анализ автомодельности истории на основании формулы (1) можно углубить, если вместе с революциями истории цивилизации рассмотреть всю последовательность биосферных революций - планетарную Универсальную историю. Внимательный анализ показывает, что большинство биологических революций совпадает с границами так называемых геологических эр. Биосферные революции начинаются с возникновения жизни 4-3,8 млрд. лет назад [9]. Следующим существенным событием была кислородная катастрофа с последующим возникновением эукариот и, вероятно, примитивных многоклеточных организмов, около 1,5 млрд. лет назад [3,4] (см. Введение). В начале палеозоя произошел так называемый кембрийский взрыв, в ходе которого возникли почти все современные типы и классы живых существ, включая позвоночных [10]; начало мезозоя - это вымирание крупных земноводных и начало царства динозавров [11]; начало кайнозоя - это вымирание динозавров и начало царства млекопитающих [12]; начало неогена совпадает с возникновением человекообразных обезьян и современной фауны [12]. Полная сводка революций планетарной истории приведена в Табл. 1.

Несмотря на то, что человек является порождением биосферы, заранее не очевидно, что совместный анализ биосферных эпох вместе с историческими имеет смысл. Результат анализа планетарной Универсальной истории с помощью формулы (1) приведен на Рис. 2.



Рис. 2. Автомодельность всей социально-биологической истории. Обозначения как на Рис. 1.
Номера революций - см. Табл. 1, второй столбец.

Видно, что автомодельность имела место с удивительной точностью на протяжении всех 3,8 млрд. лет истории биосферы включая историю человечества (с двумя небольшими нарушениями, которые не вызывают удивления, так как речь идет не о точной автомодельности, а об автомодельном аттракторе). Наилучшее приближение дается коэффициентом автомодельности a = 2,66 (что удивительно близко к числу e " 2,718…). Для сингулярной точки получается значение t* = 2004 год, что очень близко к 2027 году, полученному на основании анализа только человеческой истории. Разница между этими двумя датами определяется масштабом ошибки применяемой математической процедуры.

Можно, конечно, сказать, что история человечества есть вещь столь отличная от геологических или биологических эпох Земли, что попытка рассмотреть их в рамках единой численной модели есть не более чем чистая нумерология, а получающаяся автомодельность есть просто результат нескольких случайных совпадений. На это нечего возразить, не исключено, что это так и есть, но совпадение выглядит слишком уж маловероятным. В конце концов, наблюдаемый эффект требует объяснения: почему биосферные эпохи вместе с историческими периодами развития цивилизации образуют единую автомодельную последовательность? Можно предположить, что полученный результат не случаен: вся эволюция биосферы и, затем, ноосферы, действительно представляет собой единый процесс, подчиняющийся единому глубокому эволюционному закону, главным проявлением которого является автомодельное ускорение эволюции. Здесь, конечно, нельзя не вспомнить идею В. И. Вернадского о том, что разум продолжает геологическую историю Земли.

Эта чисто качественная идея имеет здесь совершенно недвусмысленное количественное выражение. И вот как раз сейчас этому единому автомодельному процессу пришел конец. Не только история человечества, но и вся планетарная эволюция должна повернуть в какое-то совершенно новое русло. Поэтому современный системный кризис цивилизации - это кризис глобального планетарного аттрактора Универсальной истории, а не только аттрактора истории человечества.
4. Предбиологическая эволюция и гипотеза когерентного галактического
происхождения жизни
Если мы хотим быть последовательными, анализ следует продолжить. Возникновению жизни на Земле предшествовала фаза предбиологической химической эволюции. Академик Э. М. Галимов весьма убедительно, как нам представляется, аргументировал точку зрения, согласно которой предбиологическая эволюция, возникновение жизни и биологическая эволюция представляют собой единый процесс, в основе которого лежит диспропорционирование энтропии на основе трансферабельности и эволюционного консерватизма в стационарных неравновесных системах [9, Гл. 3]. Поэтому естественно предположить, что автомодельный аттрактор должен охватывать и предбиологическую эволюцию. Но, оказывается, это совсем не так. По современным представлениям, жизнь на Земле возникла практически мгновенно по геологическим масштабам, как только для этого сложились подходящие условия. На предбиологическую эволюцию остается короткий период от 4,1 до 3,9 млрд. лет назад [13].



Рис. 3. Аномалия "клюшки" - сверхкороткое время предбиологиеской эволюции

На Рис. 3 этому соответствует неожиданный загиб эволюционной кривой вниз в точке возникновения Земли ("клюшка").
Как относиться к этой явной аномалии? Можно, конечно, сказать, что мы настолько плохо понимаем предбиологическую эволюцию, что удивляться не приходится. Ведь никто не может дать теоретическую оценку времени возникновения жизни. Однако можно рассмотреть некоторые гипотезы, связанные с этой аномалией.

Предположим, что предбиологическая эволюция, возникновение жизни и последующая биологическая эволюция, действительно составляют в каком-то смысле единый процесс. Э. М. Галимов пишет [9, стр. 129], что, по его мнению, предбиологическая эволюция могла бы уместиться в те немногие миллионы лет, которые отпускает ей на это геология. Примем, что это так. Тогда нужно объяснить, почему сразу после возникновения жизни эволюция как будто заснула по крайней мере на миллиард лет. Это непонятно и неожиданно, ведь вся последующая история биосферы показывает, что чем выше организация системы, тем быстрее она эволюционирует, а любая живая система организована выше, чем предбиологическая. Мы не можем предполагать, что это произошло по каким-то случайным причинам (на Земле вдруг сложились плохие условия), так как первые стадии биологической эволюции имеют длительность, точно укладывающуюся в единую автомодельную шкалу времени. Тогда мы должны были бы предположить, что и вся автомодельная шкала времени - чистая случайность.

Предположим, что, напротив, начальная скорость эволюции жизни была в некотором смысле совершенно нормальной (что подтверждается существованием единой автомодельной шкалы времени). Тогда скорость предбиологической эволюции кажется необъяснимо высокой. Таким образом, в любом случае получаем противоречие. Чрезвычайная краткость предбиологической эволюции на Земле требует специального объяснения.
Экстраполяция автомодельного аттрактора дает для длительности предбиологической эволюции примерно 5,5 млрд. лет. В историю Земли столь продолжительную эволюцию уместить невозможно. Однако можно предположить, что предбиологическая эволюция действительно продолжалась, как и ожидается, 5,5 миллиардов лет, но не на Земле. Очевидно, это могло произойти на планетах земного типа около других, гораздо более старых, чем Солнце, звезд. На Землю же жизнь могла попасть в результате процесса панспермии. О возможности панспермии говорит обнаружение метеоритов, выбитых с поверхности Марса [14] и обнаружение в них органических веществ с аномальным составом изотопов углерода [15]. Обогащение изотопом 13C может иметь как биогенное [16] так и абиогенное [17] происхождение, но речь идет также о возможном обнаружении следов внеземных живых организмов [16,18]. Теоретический анализ, проведенный А. В. Архиповым [19], показывает, что не только межпланетный, но и межзвездный перенос вещества может быть достаточно эффективным. Поэтому гипотеза панспермии не выглядит совершенно произвольной. Нарушение автомодельности эволюции в виде аномалии "клюшки" (Рис. 3) придает гипотезе панспермии актуальность.

Но было ли время на столь длительную предбиологическую эволюцию хотя бы на других планетах? Здесь получается очень интересный результат. Плоская подсистема звезд нашей Галактики - галактический диск - начала формироваться около 10 млрд. лет назад [20,21]. Именно в галактическом диске располагаются звезды, содержащие достаточное количество тяжелых элементов для формирования планет земного типа. Оказывается, экстраполированное начало предбиологической эволюции (5,5 + 3,8 = 9,3 млрд. лет назад) почти точно совпадает с началом формирования галактического диска. Получается, что для того, чтобы успеть к появлению Солнца, предбиологическая эволюция должна была начаться на самых первых планетах земного типа, почти одновременно с возникновением самой Галактики.

Удивительно неслучайный вид аттрактора планетарной эволюции на Земле наводит на мысль о том, что он определяется очень фундаментальными, хотя еще и не понятыми, законами эволюции. Законы эволюции универсальны для Вселенной, поэтому автомодельный аттрактор может иметь универсальный характер. Это означает, что эволюция с той же автомодельной шкалой времени реализуется не только на Земле, но и на других планетах. В этом случае из того, что экстраполяция автомодельного аттрактора эволюции на Земле к началу предбиологической эволюции почти совпадает с началом формирования галактического диска, следует, что Солнце может быть одной из первых звезд в Галактике, вблизи которых автомодельная эволюция достигла своей сингулярной точки. Поэтому вероятность того, что цивилизация на Земле является вообще первой или одной из первых в Галактике, не кажется исчезающе малой. Такую возможность надо иметь в виду. Излишне напоминать, что возможность отнюдь не означает необходимость.

Если мы предполагаем, что процесс панспермии жизни может быть эффективным (на что указывает малое время зарождения жизни на Земле), то следует ожидать, что эффективным должен быть и процесс панспермии продуктов предбиологической эволюции, так как предбиологические системы должны быть менее чувствительны к неблагоприятным факторам космического путешествия: вакууму, космическому излучению и т. д. Но отсюда следует, что предбиологическая эволюция на разных планетах в Галактике не могла протекать независимо. Как только где-нибудь возникал удачный предбиологический продукт, например - устойчивая автокаталитическая система, он в космологически очень короткий срок (порядка сотни миллионов лет) путем панспермии распространялся на все другие планеты, также находящиеся в состоянии предбиологической эволюции. Там он должен был в конкурентной борьбе победить менее совершенные предбиологические системы этой планеты и продвинуть эволюцию вперед. Этот механизм должен приводить к синхронизации и унификации предбиологической эволюции во всей Галактике, что в конце концов неизбежно ведет к тому, что и жизнь во всей Галактике первый раз возникает массовым образом, на единой молекулярной основе и практически одновременно везде, где для этого есть подходящие условия. Это явление можно назвать гипотезой галактического когерентного происхождения жизни. Любопытно, что после галактического возникновения жизни, образование жизни в процессе естественной предбиологической эволюции становится очень маловероятным. На каждой планете, пригодной для жизни, естественная предбиологическая эволюция хоть и начинается, но не может конкурировать с гораздо более быстрым процессом панспермии.

Возможно, именно это и произошло на Земле. Интересно, что гипотеза когерентного возникновения жизни почти точно соответствует гипотезе известного астрофизика и астронома В. С. Троицкого об одновременном возникновении жизни в Галактике [22], которая была предложена им, правда, просто как альтернатива гипотезе о постоянном происхождении жизни и на основании аналогии: ведь и другие процессы вроде рекомбинации водорода, начала звездообразования и т. д. происходили синхронно во всей Вселенной.
5. Заключение
Проведенный анализ показывает, что, переживаемый сейчас системный кризис цивилизации в самом простом случае означает конец глобального 4-миллионолетнего автомодельного аттрактора человеческой истории, но может также означать конец почти 4-миллиардолетнего аттрактора развития земной биосферы, или даже быть некоторой планетарной финальной точкой общегалактического процесса эволюции, восходящего ко времени образования галактического диска. Мы подошли вплотную к концу единой автомодельной шкалы времени, охватывающей все эти процессы. Поэтому переживаемые сейчас события означают переход на совершенно новую эволюционную траекторию в масштабе от исторического до галактического, что и определяет драматизм современного исторического момента.

В заключение отметим, что полученные результаты приводят к постановке ряда нетривиальных вопросов, некоторые из которых перечислены здесь без детальных пояснений:
Необходим критический анализ положений выбранных экспериментальных точек (революций). Почему именно эти точки образуют автомодельную последовательность, что в них общего? Почему каждая революция приводит к стандартному ускорению исторического времени, да еще с показателем, близким числу e? С какими количественными характеристиками кризиса и революции это связано?
В чем конкретно механизм кризиса автомодельного аттрактора эволюции отличается от механизма всех других эволюционных кризисов?
Насколько эффективен механизм предбиологической панспермии? Каковы характерные времена этого процесса?
Имеет ли жизнь в Галактике общую молекулярную основу? Общую киральность? Это является критическим тестом для гипотезы галактического когерентного происхождения жизни.
Является ли автомодельный аттрактор эволюции универсальным? Иначе говоря, задает ли он шкалу времени эволюции, которая будет работать и на других планетах?

В заключение автор выражает благодарность Л. М. Гиндилису, В. В. Казютинскому и А. П. Назаретяну за полезное обсуждение и поддержку настоящей работы.


ЛИТЕРАТУРА
1 Яхнин. Е. Д. Люди! Впереди пропасть. // Тайдекс Ко, Москва, 2002.
2 Назаретян. А. П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории. // ПЕР СЭ, Москва, 2001.
3 Лопатин. Н. В. Древние биосферы и генезис горючих ископаемых. // В кн.: Палеонтология и эволюция биосферы. Труды XXV сессии всесоюзного палеонтологического общества, С. 46--50. Наука, Ленинград, 1983.
4 Соколов. Б. С. Органический мир на земле на пути к фанерозойской дифференциации. // Вест. АН СССР, №1. С. 126-145, 1976.
5 Капица. С. П. Феноменологическая теория роста населения земли. // УФН, Т. 166. С. 63-80, 1996.
6 Дьяконов. И. М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. // Восточная литература, Москва, 1995.
7 Капица С. П., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. Издание третье. // УРСС, Москва, 2003.
8Физическая энциклопедия. Т. 1. С. 13. Советская энциклопедия, Москва, 1988.
9 Галимов Э. М. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. // Едиториал УРСС, Москва, 2001.
10Келлер Б. М. Палеозойская группа (эра). // В кн.: {{БСЭ}, {Т}. 19}, С. 106-107. Советская энциклопедия, Москва, 1975.
11 Муратов М. В., Вахрамеев В. А. Мезозойская группа (эра). // В кн.: БСЭ, Т. 16, С. 6-8. Советская энциклопедия, Москва, 1974.
12 Шанцер Е. В. Кайнозойская группа (эра). // В кн.: БСЭ, Т. 11, С. 185-186. Советская энциклопедия, Москва, 1973.
13 Orgel L. E. The origin of life - How long did it take? // Origins Life Evol. Biosph., V. 28. P. 91-96, 1998.
14 McSween H. Y. // What we have learned about Mars from SNC meteorites. Meteoritics, V. 29. P. 757-779, 1994.
15 Carr R. H., Grady M. M., Wright I. P., Pillinger C. T. Martian atmospheric carbon dioxide and weathering products in SNC meteorites. // Nature, V. 314. P. 248-250, 1985.
16 McKay D. S., Gibson E. K., Thomas-Kepra K. L., etc. Search for past life on Mars: Possible relic biogenic activity in martian meteorite ALH84001. // Science, V. 273. P. 924-930, 1996.
17 Galimov E. M. On the phenomenon of enrichment of Mars in 13C: A suggestion on the reduced initial atmosphere. Icarus, V. 147. P. 472-476, 2000.
18 Розанов А. Ю., Заварзин Г. А. Бактериальная палеонтология. // Вестник РАН, Т. 67. С. 241-245, 1997.
19 Архипов А. В. Техногенный компонент межзвездной среды. // В кн.: Труды Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга. Т. 67. ч. II, С. 163-171. Янус-К, Москва, МГУ, 2001.
20 Сучков А. А. Галактика. // В кн.: Физика космоса: маленькая энциклопедия. Издание второе, С. 63-75. Советская Энциклопедия, Москва, 1986.
21 Rocha-Pinto H. J., Maciel W. J. History of the star formation in the local disk from the G dwarf metallicity distribution. // arXiv:astro-ph/9705066, 1997.
22 Троицкий В. С. К вопросу о населенности Галактики. // Астрономический журнал, Т. 58. С. 1121-1130, 1981.


© А.Д. Панов